Троллейбусное

Вспомнились две истории.

Дело было в студенческую пору. Возвращался я из университета в троллейбусе. Стоял тихо-спокойно, размышляя о вечном – о том, как же не хочется учиться весной. И держался за поручень. На очередной остановке заходят парень с девушкой. Приличного внешнего вида, надо сказать. Из динамиков доносится привычное “Осторожно, двери закрываются! Я сказал – закрываются или задняя площадка никуда не едет!”. Continue reading

Марсианские хроники

Все на небе делает за сутки один оборот вокруг Марса
К.Воннегут “Сирены Титана”

Ну вот мы здесь. На Марсе. Зачем? Никто не знает. Просто не туда повернули. Обратно вернуться тоже не можем, так как топлива хватит только взлететь и через пару метров приземлиться. То есть, примарситься. Или примарсианиться.

Для начала решили отметить свое прибытие. Нашли пустое поселение – вот вам и ответ на классический вопрос о жизни на Марсе – и устроили гуляния на три дня. Под конец все веселье куда-то делось, стало тоскливо. Долго выли на Землю. Continue reading

Метод альтернативного перевода

Ведущий:
– У нас в гостях писатель, переводчик, лингвист и создатель новой школы перевода с иностранных языков…
Переводчик:
– Не с иностранных. Я разработал метод альтернативного перевода.
Ведущий:
– А это как?
Переводчик:
– Как известно, человечество уже написало все, что можно было написать. Дальше будут только переделки созданного, различающиеся лишь мастерством переделывающего. Обычно это дешевые поделки, которые читатель забывает едва перевернув последнюю страницу. Continue reading

«Малыш и Карлсон» сквозь призму разных авторов

Юлиан Семенов
“Семнадцать крыш весной. Эпилог”

Штандартенфюрер СС быстрым шагом покидал Рейхстаг. Он не чувствовал ничего, кроме усталости – три дня непрерывной беседы с пастором Карлсоном давали себя знать. Тем не менее, штандартенфюрер знал, что к вечеру после пятого стакана шнапса усталость пройдет. Это была одна из немногих привычек, выработавшихся за годы работы здесь, в самом сердце врага.
Свантессон сел за руль своей машины. Сейчас главное уехать, неважно куда, просто уехать. Пастор выйдет завтра, потом он полетит в Швейцарию, там его ждет новая крыша. Свою роль он сыграл, больше рисковать им нельзя. В нагрудном кармане штандартенфюрера лежал протокол допроса пастора, разыгранный, как пьеса, для прослушивающих устройств партагенносе. Завтра доклад ляжет ему на стол, несомненно, кое-что покажется подозрительным, но это неизбежно, как и жертвы в этой затянувшейся войне. За пастором наверняка станут следить, но в Швейцарии никто не рискнет его тронуть. Continue reading

Записки Маугли

Все надоело. Сбежал из деревни обратно в джунгли. Соскучился по пальмам. И по обезьянам.
Построил в джунглях шалаш. Удобств нет, но зато джунгли большие. Хочу навестить старых друзей.

Сегодня встретил Балу. Старый медведь в отличной форме. Форму он снял с какого-то солдата и теперь щеголяет по джунглям, отдавая приказы и заставляя всех маршировать. Требует обращаться к себе только “товарищ полковник”. Кому он тут товарищ – ума не приложу. Меня он спросил не желаю ли я вступить в ряды его армии на контрактной основе. Пояснить что это такое Балу так и не смог. Вечером его дежурство окончилось и мы стали засыпать друг друга вопросами о жизни.

Узнал много нового. Оказывается, Шерхан все еще жив, шкуру я спустил не с него, а с его двойника. Как настоящий диктатор, он обзавелся двойником незадолго до нашей последней встречи. Вот так новость. Балу говорит, что сейчас тигр скрывается где-то на севере и сколачивает отряд ополчения. Continue reading

Дневник натуралиста

Cреда, 4 мая
Решил жить в лесу. Разумеется, не с ровного места. Просто мне сказали “Иди в лес!” Я oбиделся и пошел.

Четверг, 5 мая
Странно, но в лесу негде жить. Пришлось соорудить шалаш. Получилось неплохо.

Пятница, 6 мая
Пытался нарисовать медведя. Во мне умер великий карикатурист. После того, как обиженный медведь отвесил мне подзатыльник. Попробовал нарисовать зайца. Получился медведь с кроличьими ушами. А во мне умер конкурент Дали. Сделал первый научный вывод – медведи ничего не смыслят в искусстве. Continue reading

Записки Герасима

Вторник
Вчера барин был с большого бодуна – так не нажираются даже в селе. С пьяных глаз стал допытываться почему я с ним не разговариваю. Думает что я на него за что-то обиделся. Он до сих пор уверен что я ничего не слышу. Не тороплюсь его в этом разубеждать.
Попробовал ему объяснить жестами что умею читать и писать. Не знаю, что он подумал, но у него вырвалось печальное “Эх‚ вот беда-то, глухонемой, да еще и не ходок”. Что он имел в виду?

Среда
Барин опять на ушах. Я его в какой-то степени понимаю – нечем ему заниматься. Пытался он одно время играть на фортепьяно, так из поместья сбежали последние тараканы.
После ужина барин еще принял на грудь и решил со мной пообщаться.
– Эх, Герасим, – сокрушался он, – хороший ты мужик, только после первого же стакана дар речи теряешь. И поговорить мне не с кем.
Я, как обычно, выдал свое “Му-му”
– Соглашаешься, значит. Как бы тебя напоить чтоб язык у тебя развязался, а? А может, ты на своем языке говоришь?
– Му-му, – ответил я, опрокидывая стакан
– Так научи меня, мне ж охота не просто сидеть и глушить водку, а душевно поговорить. Ну, голубчик, учи меня.
Отвертеться мне не удалось. Урок проходил в спокойной обстановке. Когда графин опустел, барин стал говорить “Му-му” так, словно делал это всю жизнь. Потом на четвереньках пополз к барыне. По дороге он ошибся дверью и завернул к кухарке. Continue reading