Местное

“Immigration Blues” Криса Ри располагает к написанию заметки о некоторых местных странностях.

Неторопливость + легкое раздолбайство

Характерная черта, присущая подавляющему большинству населения. Если случится глобальная катастрофа, то норги, скорее всего, на нее просто опоздают или вообще подоспеют к развязке с вопросом “А что, собственно, случилось?”

Возникла необходимость позвонить через спутник. Удовольствие сомнительное в плане стоимости, но необходимость есть необходимость, ничего не поделаешь, да и дело серьезное. Позвонить не удается. Связываюсь с телефонным оператором, объясняю ситуацию. Обещают разобраться и просят номер, на который пытаюсь дозвониться. Сразу предупреждают о том, что номер может быть заблокирован именно из-за высокой стоимости звонков. И тишина. Со своим делом разбираюсь обходными путями, на что уходит половина дня и неизвестное число нервных клеток. Ровно через неделю приходит ответ от оператора – вы можете звонить на указанный номер, а если сообщите нам имя спутника связи, то мы сообщим вам стоимость минуты.

Continue reading

Lysefjorden – Preikestolen

Прекестулен, она же – “кафедра проповедника” или “скала-кафедра”. Высота – порядка 600 метров, размер – 25 на 25 метров. Удивительная обзорная площадка, когда-нибудь заберусь и туда. Согласно местной легенде, Прекестулен обвалится только в том случае, если семь братьев с Лисефьорда женятся на семи сестрах с того же Лисефьорда. Словом, в ближайшем – и не очень ближайшем – будущем исчезновение утесу не грозит.

Continue reading

Leonard Cohen World Tour

На билете скромненько красовалась надпись – ворота стадиона открываются в пять вечера. К этому времени очередь на стадион была действительно колоссальной, во всяком случае такого хвоста мне не приходилось видеть очень и очень давно. Три изгиба, уйма народу.

На первый взгляд – небольшая такая очередь, ничего страшного.

На второй – все гораздо печальнее. Хвост ушел за поворот и спустился почти к перекрестку. Но делать нечего – очередь есть очередь.

Буквально через пять минут позади выстроилось приличное продолжение хвоста. Вдоль очереди снуют продавцы футболок с портретом Коэна и желающие купить лишний билет.

Тем временем самые хитрые поклонники выбирали довольно-такие неплохие точки обзора на крышах близлежащих домов.

В начале седьмого начался разогрев публики местными знаменитостями. Продолжалось это где-то полчаса, после чего сцена некоторое время пустовала, если не считать техперсонал, улаживавший последние мелочи.

Тем временем экраны возле сцены гордо возвещали о предстоящем концерте и все ожидали начала с минуты на минуту.

Но не тут-то было. В начале восьмого вечера на сцену выбралась вторая часть разогрева, опять-таки состоящая из местных исполнителей. Спев четыре песни, они откланялись и исчезли. Судя по бурным овациям – действительно знаменитости. Только поющие на родном норвежском.

И вот – восемь вечера. И на сцене – виновник всего мероприятия, Леонард Коэн. Стадион встречал его стоя.

Первая песня – и рев, перемеживающийся овациями. Dance Me To The End Of Love. Первая часть концерта началась.

Леонард Коэн и его постоянная соавтор Шэрон Робинсон исполняют The Future.

Далее в первом отделении звучали:


Bird On The Wire
Everybody Knows
In My Secret Life
Who By Fire
Hey, That’s No Way To Say Goodbye
Anthem

Последний раз я выступал в Осло четырнадцать лет назад. Тогда я был молодым 60-летним мальчиком.

Спасибо вам, друзья, за то, что сохраняете мои песни живыми.

Коэн и Робинсон – In My Secret Life

Какая-то женщина подошла к сцене и бросила цветок. С этим цветком в руках Коэн пел Anthem

Хорошо работала на стадионе охрана. Сборище слегка нетрезвых посетителей решили рвануть на сцену. То ли спеть с кумиром, то ли засветиться в новостях. В течение минуты охрана оттеснила их и вежливо намекнула на то, что ворота стадиона недалеко и за ними можно оказаться очень быстро.

Конец первого отделения. Стадион ревет, Коэн благодарит всех за теплый прием, кто-то дарит ему шарф.


Далее – небольшой перерыв – и второе отделение начинается с Tower Of Song. Коэн в подаренном шарфе.

Меланхоличная и красивая Susanne.

Where Is My Gipsy Wife Tonight

Затем как на подбор:

Boogie Street
First We Take Manhattan
Hallelujah
, поднявшая весь стадион и вызвавшая бурю восторга.
Democracy
I’m Your Man – и снова непередаваемый восторг всех пришедших.

Последняя песня посвящена Гарсии Лорке – Take This Waltz. Несколько пар начинают танцевать вальс, очень трогательно смотрелась пара лет семидесяти, которую из-за толпы так и не удалось сфотографировать.

Коэн и музыканты благодарят всех, кланяются и уходят. Для того, чтобы через пару минут вернуться и исполнить на бис самую последнюю песню – So Long, Marianne. Прекрасное завершение прекрасного концерта.